Корзина
Морская капуста, или ламинария так называют бурые водорослиморская капуста
"Море рыбы"
+79637121454
+79035239665
+79035239665
рыба Татьяна
+79637121454
морепродукты Татьяна
+74959958762
рыба Татьяна
+79104853626
мясо Сергей
+79686421616
копчёная Шариф

…Камасутра, или семь…Гудков в тумане

Всё так и произошло, как было объявлено на официальном сайте Росрыболовства - 9 октября в рамках "Золотой осени" состоялся круглый стол "Создание единой цепи продвижения рыбной продукции

05.10.15

Однако одно "НО"! Как было сообщено в анонсе: "В ходе данного мероприятия планируется обсудить вопросы развития системы прослеживаемости движения продукции и добровольной сертификации".   И… добровольной сертификации! А что увидели собравшиеся профессионалы в представленном раздаточном материале на круглым столе? Первое, что бросается в глаза ― "Электронная сертификация", "упрощение и ускорение процедур ветеринарного контроля". Кто напустил туман и подменил добровольную сертификацию на совершенно не добровольную и совершенно бесплатную и совершенно электронную сертификацию, наспех слепленную в рамках приказа № 281 Минсельхоза?! И, самое главное, зачем?! http://www.fishkamchatka.ru/?cont=long&id=55875&year=2015&today=12&month=10 Обратимся за помощью к Президенту России Владимиру Путину для разъяснения разницы между тем, что он имел в виду под добровольной сертификацией и той электронной ветеринарной сертификацией, что обсуждалась на круглом столе. А именно, Президент России Владимир Путин утвердил перечень поручений, направленных на развитие рыбохозяйственного комплекса. Согласно документу, Правительство РФ должно подготовить комплекс мер по обеспечению населения качественной рыбной продукцией, включая: 1. Развитие системы дополнительной добровольной сертификации для улучшения качества продукции; Развитие системы дополнительной добровольной сертификации не случайно оказалось на первом месте, не только по порядку, но и по значимости. Вопрос: почему? Ответ: потому что добровольная сертификация продукции ― подразумевает процедуру добровольного подтверждения соответствия. И проводится она по инициативе заявителей (изготовителя, продавца, поставщика) в целях подтверждения соответствия продукции требованиям стандартов, технических условий, рецептур и иных документов, определяемых заявителем. Ключевое слово здесь "добровольно", а это значит, что для внедрения и распространения необходима заинтересованность, а даже скорее, осознанная внутренняя необходимость для бизнеса, который уже легко отличает добровольную сертификацию от электронной ветеринарной сертификации, которая совершенно игнорируется и отторгается здравомыслящим бизнесом и большинством общественных организаций, в силу своей тотальной, до неприличия, навязываемости и стратегической бесполезности. Если идти дальше по раздаточному материалу, представленному Росрыболовством на круглом столе, то нельзя не прокомментировать разделы пункта Принципы (то есть то основное и важное, что характеризует электронный сертификат Россельхознадзора и его прямое назначение). В пункте 2 мы читаем: "Электронный сертификат "сопровождает" движение продукции в цепочке доставки от производителя до потребителя" И всё?! А куда делась его ветеринарно-контрольная "услуга" На этом миссия безвозмездного и бесплатного сертификата заканчивается, только ответить за продвижение "в цепочке доставки от производителя до потребителя"?! А как же товарная накладная, иные транспортно-сопроводительные документы, отвечающие за продвижение продукции, их уже можно отменять? В духе деятельности всего Россельхознадзора происходит опять же дублирование этим самым электронным сертификатом не подведомственного ему отслеживания за продвижением груза, которое успешно решается без его вмешательства и усердия традиционным, исторически сложившемся набором транспортных документов. Оперативно заданный вопрос автором г-ну Власову, с просьбой разъяснения по этому поводу, было согласие последнего с тем, что при создании формулировок в материале, надо быть осторожнее. Осторожнее настолько, чтобы понимать, что среди представителей общественных организаций, могут находиться ещё не аффилированные Россельхознадзором (Минсельхозом) отраслевые специалисты, деятельность которых определяется знанием и опытом, а не спущенной сверху разнарядкой хозяина. Читаем пункт 3: "При получении транспортной партии продукции получателем (приобретателем) производится гашение электронного сертификата. В базе данных остаётся информация о маршруте продукта до конечного потребителя". Кто-нибудь что-нибудь понимает?! И здесь ― просто не сертификат ветеринарный, а какая-то транспортная накладная! Если в Принципах ветеринарного сертификата самими его авторами проигнорирована состоятельность сертификата, как гаранта ветеринарной безопасности подконтрольного груза, а определяется статус документа, как транспортной накладной, то, что остаётся думать бизнесу- потребителю навязываемой услуги?! А если идти дальше по документу, то нельзя не заметить, чем дальше в лес, тем больше чиновников, простите ― дров! Оказывается этот замудрённый сертификат ни какая ― то там простая транспортная накладная, а в нём есть специальное "ОКНО". В это окно заносится сведения о температуре, доставленной на берег и перевозимой продукции. В грузовых отсеках транспортных средств, перевозимых продукцию (РВ и КРК) будут вмонтированы датчики температурного режима, которые будут считываться сканером инспектора в пункте доставки (пока до этого дойдёт, РВ и КРК исчезнут как таковые). Эти сведения также вносятся в электронный сертификат, заверяются подписью инспектора и экспедитора и т.д., и т.д., и.т.д. Даже представить страшно, сколько людей и многочисленных замудрённых процедур потребуется, чтобы "удовлетворить" одно только ОКНО, а сколько их ещё уготовили бизнесу предприимчивые чиновники ― альтруисты от Россельхознадзора?! Камасутра какая ― то получается!

Семь коротких один продолжительный

Но это ещё полбеды! Что же происходит дальше? Вполне возможно, что что-то пошло не так: туман ли помешал руководителю круглого стола г-ну Совчаку, затрудняя продвижению управляемого им "корабля", либо кто-то из общественников проявил инициативу более чем дозволенную, но хозяин стола вдруг покидает доблестную публику чисто по-английски. Вполне возможно, что сработал профессиональный инстинкт старого прожженного моремана на тревогу по оставлению судна?! А ещё дальше происходят события вообще не объяснимые! Представитель Рыбного Союза досточтимый Сергей Гудков вдруг сообщает о том, что ему поручено дальше вести круглый стол, поскольку он (надо полагать только один из всех присутствующих) погружен в тему заседания. Поразительно! Официальная инициатива ФАР о проведении круглого стола прерывается на половине и руководство круглым столом передаётся "общественнику". Поразительный альянс! И почему же нет подобного (алаверды) альянса, когда общественники, представляющие достаточно солидные бизнес ― сообщества в виде Ассоциаций, Союзов и Комитетов просят о подобной же услуге представителей власти?! Что интересно, именно в период управления совещанием досточтимым представителем Рыбного Союза и произошли значительные стилистические метаморфозы с термином "судно", что вполне символично, которые вполне артистично были продемонстрированы его единомышленником и соратником Николаем Власовым в различных вариантах ауди интерпретации столь сложного и трудно объяснимого чиновником отраслевого термина. И это тоже вполне символично, как правка с места, приглашенного эксперта: "не медицинское судно" А может это не случайная оговорка г-на Власова, может как раз именно оно (медицинское судно) и необходимо на данном этапе системных законодательных запоров и словесных поносов многочисленных ораторов, связывающих свои титульные выступлениями с нуждами и чаяниями рядовых тружеников, а на самом деле реализуя свои шкурные интересы?! Может им в пору, всем дружно, использовать по назначению данное "судно" и облегчить свои бренные и уставшие чресла от коррупционного обжорства и служебного чванства?! Но ещё более поразительно то, что отраслевой Тамада проигнорировал, точнее сказать "опустил" всех своих коллег из Росрыболовства, присутствовавших на круглом столе, показав своим поступком не только неуважение к ним, но и, тем самым, публично подвёрг сомнению профессиональную пригодность их к продолжению совещания в качестве модераторов. А возможно г-н Савчук решил сделать жест доброй воли и показать (спалить), опять же публично, своего аффилированного представителя? И это вполне символично, поскольку в заявленной теме круглого стола речь идёт о "единой цепи", что может лишь говорить о том, что Росрыболовство (Минсельхоз) и Рыбный Союз скованные одной цепью в проталкивании определённых проектов, что и произошло на данном круглом столе. Произошло очень вульгарно, открыто и не совсем прилично! В заключение так и хочется вспомнить легендарного Виктора Цоя: "…Скованными одной цепью, связанными одной целью …" В приложении можно ознакомиться с предложениями и замечаниями к проекту ФЗ "О внесении изменений в Федеральный закон о рыболовстве и сохранении водных биологических ресурсов", разработанным Минвостокразвития России, который планируется обсудить 12 октября 2015 года в Общественной палате Российской Федерации. Виктор Кирочкини
Заместитель председателя Подкомитета ТПП РФ
по развитию Рыбохозяйственного комплекса России
Комитета по развитию АПК
Председатель экспертного Совета по госрегулированию в торговле
НП СРО "Национальный союз мясопереработчиков"
Почетный работник рыбного хозяйства

АНАЛИЗ

проектов федеральных законов "О внесении изменений в Федеральный закон "О рыболовстве и сохранении водных биологических ресурсов" (далее ― законопроект) и "О внесении изменений в Налоговый кодекс Российской Федерации", разработанные Минвостокразвития России, которые планируется обсудить 12 октября 2015 года в Общественной палате Российской Федерации. В основу концепции законопроектов положен принцип "квоты в обмен на инвестиции", которому посвящена проектируемая статья 19.1 Федерального закона от 20 декабря 2004 года № 166-ФЗ "О рыболовстве и сохранении водных биологических ресурсов" (далее ― Закон № 166-ФЗ). Для этого законопроект предусматривает с 2019 года закрепление за юридическими лицами и индивидуальными предпринимателями, осуществляющими промышленное рыболовство, квот на добычу водных биоресурсов на 3, 10 и 20 лет с различными обязательствами предпринимателей в зависимости от срока, на который заключен договор. Квота на 3 года предполагает обязательство предприятия по ее ежегодному освоению в объеме не менее 80% на судах, принадлежащих ему на праве собственности или используемых на основании договора лизинга. Квота на 10 лет предусматривает условия в течение 2 лет подряд освоения ее в объеме не менее 70% на судах, принадлежащих предпринимателю на тех же правах, а также изготовление из не менее 60 % улова переработанной пищевой или другой продукции непосредственно на судах или на береговых предприятиях собственных или определенных органами государственной власти данного прибрежного региона. Квоту на 20 лет возможно будет получить при условии ее освоения в течение первых 2-х лет в объеме не менее 60% на собственных или взятых в лизинг судах. Вторым обязательным условием является заключение соглашения, предусматривающего инвестиции в форме капитальных вложений в строительство рыбопромысловых судов на территории РФ и в строительство объектов по производству и хранению рыбной продукции; а также участие в софинансировании объектов, предусмотренных программами развития рыбохозяйственного комплекса прибрежных субъектов Федерации. Порядок определения объема инвестиций и контроля устанавливается Правительством РФ. При частичном выполнении инвестиционных обязательств в течение 2-х лет подряд, доля квот на вылов уменьшается в порядке, установленном Правительством РФ. В случае запрета на рыболовство в районе промысла, инвестиционные обязательства предприятия приостанавливаются тоже в порядке, установленном Правительством РФ. Для договоров, заключенных на срок 3 и 10 лет, законопроект устанавливает запрет перехода права на добычу водных биоресурсов к другим лицам. В случае реорганизации заключившего договор предприятия, его квота будет продана на аукционе (часть 7 ст. 19.1). Не ясно, чем обосновывается последний запрет, поскольку договор может быть исполнен как лицом, заключившим его, так и правопреемником этого лица. Например, при реорганизации юридического лица одной организационно-правовой формы в юридическое лицо другой организационно-правовой формы права и обязанности реорганизованного юридического лица в отношении других лиц не изменяются(1. 1 ст. 57, п. 5 ст. 58 ГК РФ). Законопроект носит рамочный характер, основные условия, определяющие права и обязанности предприятий, будут устанавливаться актами Правительства РФ. Предлагаемая законопроектом схема "квоты в обмен на инвестиции" не имеет финансово-экономического обоснования, представляется затратной для предпринимателей и в целом далекой от реальности. Помимо этого, по проекту имеются следующие замечания: 1. Согласно части статьи 19.1 Правительством РФ устанавливается порядок пролонгации права на вылов на новый срок для лиц, исполнивших обязательства по договорам. Это не соответствует части 1 той же статьи 19.1, на основании которой лицо, исполнившее предусмотренные обязательства по договору о закреплении квоты добычи водных биоресурсов, имеет право на закрепление соответствующей квоты на новый срок. Представляется излишним устанавливать актом Правительства РФ дополнительные условия для определения добросовестного выполнения лицом, осуществляющим промышленное рыболовство, обязательств по предыдущему договору. Если бы обязательства не выполнялись, он давно был бы лишен этих квот. В новом абзаце, которым предлагает дополнить часть 10 статьи 28 Закона № 166-ФЗ, полагаем, речь должна идти не о "видах водных биологических ресурсов", а о "перечне видов…". Кроме того, в статье 29 действующего Закона № 166-ФЗ говорится о предоставлении квот на добычу водных биоресурсов, в отношении которых ранее не осуществлялись промышленное рыболовство. За счет таких биоресурсов, полагаем, перечень видов, в отношении которых устанавливается квота, может быть изменен. Часть 3 проектируемой статьи 19.1(часть 1 статьи 38 Закона № 166-ФЗ) предлагается дополнить ссылкой на пункт 3.1.1, которого нет в законопроекте. По факту изложенного, Юридический департамент ТПП РФ с учётом мнения профильного Подкомитета по развитию рыбохозяйственного комплекса России Комитета ТПП РФ по развитию АПК и отраслевых объединений предпринимателей, полагает нецелесообразным поддерживать законопроект.

Пояснительная записка

Большинство предполагаемых целевых изменений, поправок и рекомендаций в представленном проекте содержат в своей основе тоталитарный характер по определению принадлежности водного биологического ресурса тем или иным группировкам рыбодобывающих компаний на основании "исторического принципа". При этом упускается из виду другой, не менее важный исторический принцип, определяющий право населения на первоочередное удовлетворение собственных потребностей в своей собственной рыбе и рыбной продукции из отечественных уловов. Тем не менее, наращиванию ключевого вклада отечественного рыболовства в продовольственную безопасность и экономический рост России по-прежнему препятствует целый ряд проблем. К их числу относятся нерациональное управление, и не совершенство правовых основ регулирования рыболовства, коллизии в области пользования природными ресурсами, продолжающееся применение малопроизводительных методов рыболовства, неспособность учитывать приоритеты и права общин, занимающихся мелкомасштабным промыслом. При формировании "очередных" изменений в закон о рыболовстве необходимо учитывать их "прикладное соответствие" современным вызовам России и мирового сообщества, а также присоединение России к целому ряду международных документов. Также необходимо учесть, что если международными договорами Российской Федерации в области рыболовства и сохранения водных биоресурсов установлены иные правила, чем те, что обозначены в "местных" законах, применяются правила международных договоров, что обязывает Россию как члена ВТО и ФАО при эксплуатации водных биологических ресурсов строго им соответствовать. Тем не менее, в предложенном варианте (проекте) "очередных" изменений в ФЗ № 166 "О рыболовстве и сохранении водных биологических ресурсов" от 20 декабря 2004 г. нет ни слова о п. 3.1. ст. 21, где прописано: "добытые (выловленные) при осуществлении рыболовства в научно-исследовательских и контрольных целях водные биоресурсы используются только для проведения работ в указанных целях. Такие водные биоресурсы подлежат возвращению в среду обитания после проведения этих работ. В случае если физическое состояние таких водных биоресурсов не позволяет возвратить их в среду обитания, они подлежат уничтожению". Подобное "официальное исключительное право" на выброс и уничтожение водных биологических ресурсов действует как красная тряпка на "экологического быка" стран ― членов ВТО и ФАО, а особенно пункт, касающийся обязательного уничтожения научных уловов. У Росси уже есть печальный опыт по прохождению международной сертификации Охотского моря по стандартам Морского Попечительского Совета (MSC), который долго не мог завершиться именно по причине существующих выбросов (уничтожении) водных биологических ресурсов. Соответственно, после введения указанного ограничения, не может быть и речи ни о каком наращивании ключевого вклада отечественного рыболовства в продовольственную безопасность и экономический рост России, поскольку осуществлять научно-исследовательские работы, особенно в конвенционных районах и зонах иностранных государств, выполняя решения международных соглашений и поручения Правительства по расширению сырьевой базы за счет отдаленных районов Мирового океана, стало практически невозможно. Выброс водных биоресурсов в этой ситуации нарушает международные конвенции и законы иностранных держав, соответственно, их необходимо транспортировать в Россию для уничтожения, со всеми вытекающими последствиями ― происходит уничтожение государственной собственности за государственные деньги. На данный момент, являясь полноценным партнером и членом ВТО, Россия не может себя дискредитировать подобным обращением с "научными" уловами, что противоречит принятому во всем мире принципу мирового рыболовства, поддерживаемого ФАО ООН: все поднятое на борт должно быть использовано. В этой связи хотелось бы напомнить, что Распоряжением Правительства Российской Федерации от 30 октября 2010 г. за № 1926-р утверждена Стратегия развития деятельности Российской Федерации в Антарктике на период до 2020 года и на более отдаленную перспективу. В п. 5 Перечня основных мероприятий по реализации Стратегии, Росрыболовству определено проведение регулярных комплексных рыбопромысловых экспедиций в атлантическом, индоокеанском и тихоокеанском секторах Антарктики с целью оценки запасов криля, рыб и кальмаров в этих районах начиная уже с 2010 года. А это значит, что для Росрыболовства очевиден риск срыва (что уже и произошло) исполнения поручения Правительства в связи с существующим обязательством по уничтожению научных уловов, что приведет как к потери научного потенциала, так и традиций экспедиционных исследований, которые формировались 130 лет на благо и процветание России. В представленном проекте вскользь говорится о ст. 26, которая отвечает за обеспечение оперативного принятия ограничений рыболовства, которые могут в течении календарного года устанавливаться Федеральным органом исполнительной власти в области рыболовства на основании рекомендаций находящихся в его ведении научно-исследовательских организаций и данных государственного мониторинга водных биоресурсов об объеме, видовом составе и размерном ряде добытых (выловленных) водных биоресурсов". Следовательно, в основу ограничений рыболовства будут положены данные научно-исследовательского флота отраслевых институтов, полученные в результате экспедиционных исследований. Но, при этом, нельзя упускать из виду, что статья 21 действующего Федерального закона о рыболовстве устанавливает запрет на переработку водных биоресурсов, добытых при осуществлении научных исследований и контрольного лова, что ограничивает возможности научно-исследовательского флота бассейновых институтов по проведению полноценных работ для получения данных государственного мониторинга водных биоресурсов об объеме, видовом составе и размерном ряде добытых (выловленных) водных биоресурсов". В связи с вышеизложенным необходимо отметить о наличии достаточных и объективных оснований для исключения из ст. 21 ФЗ 166 "О рыболовстве и сохранении водных биологических ресурсов" требования по уничтожению научных уловов во избежание очередных претензий и обременений как это уже произошло с утилизационным сбором на транспортные средства, выраженном в судебном иске со стороны Евросоюза к России, как члену ВТО.   PS: ФЗ о рыболовстве и сохранении ВБР, это, прежде всего, изъятие ресурса, его использование для ныне живущих и сохранение для личных нужд и потребностей будущих поколений. Вот та триада, на которой строится цивилизованное понимание, цивилизованного закона, в цивилизованном обществе. А его (ФЗ о рыболовстве) прессуют под интересы 2-3 пользователей ― "Отраслевых Промышленных Группировок". Предлагаемые изменения в представленном проекте, в первую очередь направлены не на развитие рыболовства как такового, в отдельно взятой стране, а на комфортную его (ФЗ о рыболовстве) эксплуатацию определённой группой людей с целью получения максимальной выгоды в продолжительный промежуток (до 25 лет) времени.  
Другие новости